Беломорское народное творчество

Сказка.ру » Беломорское народное творчество

В северной части Карельского Беломорья живет замечательный сказочник Матвей Михайлович Коргуев. Он располагает огромным репертуаром и владеет исключительным мастерством рассказчика. Коргуеву 56 лет. Он хороший рыбак, активный член рыболовецкого колхоза с. Кереть. Родился в семье бедного рыбака. Отца лишился рано, и это определило его дальнейшую судьбу. Не имея собственных орудий лова, он с детства батрачил у местных богачей. Мать сказочника- карелка. Она знала много сказок и была певицей рун. От нее Коргуев узнал карельский язык, от нее же унаследовал и мастерство художественного слова. Сказка в Беломорье пользовалась и пользуется сейчас широким распространением, и это имело для Коргуева большое значение. До поездки в Петрозаводск летом 1936 года он ни разу не был ни в одном городе, кроме Коми. Но, работая на промыслах, на постройке железной дороги, на прокладке телеграфной линии, встречался с людьми из самых различных местностей. И каждая встреча обогащала его новыми впечатлениями. В течение всей своей жизни, - было ли то на семужьей тоне, на охоте или на лесозаготовках,- он очень охотно рассказывал известные ему с детства сказки и одновременно жадно слушал и запоминал те, которые ему приходилось слышать впервые. Беспрестанно пополняя свой репертуар, он не держит сказки мертвым грузом в своей памяти, а сразу же начинает рассказывать сам. Память у Матвея Михайловича прямотаки изумительная. Записав от него одну из лубочных сказок, кажется о Францель-Венциане, я был поражен близостью варианта к книжному тексту.

Зная, что Коргуев неграмотен, спрашиваю его:

- Сколько раз и давно ли ты слышал эту сказку, и кто ее тебе читал?

- Слышал эту сказку на работах по подвеске телеграфного провода. Читали один раз вслух. Было это в 1904 году, в мае месяце. Помню, дождик шел с утра, не работали. Небольшая книжка с картинкой,- кажется, сто восемь листиков всего... Потом сам стал рассказывать. Первый раз рассказал на поимке оленей. В это время в осенние ночи около огня много сказок да песен было!

Тридцать два года прошло с тех пор, как он слышал сказку, а рассказывает так, как будто бы ему читали ее только вчера.. Запомнил даже все мелкие подробности, связанные с чтением. Однако важно не это, - дело тут не только в памяти. Память неграмотному Коргуеву заменяет записные книжки. Она служит ему прекрасным средством иметь всегда под рукой обширный материал, которым он пользуется, создавая и рассказывая свои замечательные сказки. Я говорю- создавая и рассказывая. Это не обмолвка. Коргуев именно такой сказочник, который не просто пересказывает, а, рассказывая, как бы заново создает произведение.

Русская народная сказка занесена в Беломорье вместе с продвижением русских на север. Здесь она претерпевает некоторые изменения под влиянием карельского народного творчества. С другой стороны, в силу более высокой грамотности русских поморов, в сказке значительно отразились и книжные влияния.

Коргуев не ограничивает себя. каким-нибудь одним видом сказок, но тем не менее основным и наиболее для него характерным являются волшебные и волшебно-героические сказки. Здесь его мастерство достигает исключительного подъема и можно уверенно сказать, что его волшебные и волшебно-героические сказки представляют собою один из лучших образцов из всего известного русского материала.

При сравнении сказок Коргуева с аналогичными вариантами других сказочников необходимо отметить самое главное, что всегда выделяет коргуевский стиль, его манеру. Все или во всяком случае большинство его сказок отличаются стремлением сказочника окрасить традиционные мотивы в реалистические, бытовые и психологические краски. Это не снижая занимательности сюжета, придает его сказкам большую свежесть, композиционную слаженность и как бы переводит их из волшебного плана в план реально-объяснимый. Герои его сказок очеловечены. Их поступки мотивированы и психологически оправданы.

Все это вместе взятое придает сказкам Коргуева исключительную жизненность, занимательность и познавательную ценность.

А. Нечаев